• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
18:07 

Разрушение Сути. Сила 87, координация 57.
Типы отношений Хоумстака:
- Красный: Я тебя обожаю;
- Черный: Я тебя ненавижу, мы в вечной борьбе;
- Розовый: Так, мой шизанутый лучший друг, я здесь для тебя;
- Серый: Так, вы двое, прекратите сейчас же, пока не поубивали друг друга;
- Розово-красный: Я влюблен в своего морейла;
- Красно-розовый: Мне было б лучше быть твоим морейлом, но и так хорошо;
- Черно-красный: Я тебя люблю, но также и ненавижу;
- Красно-черный: Я нена...вижу тебя, но в тебе есть что-то, за что я тебя обожаю;
- Серо-розовый: Три упоротых лучших друга;
- Розово-серый: Я здесь ради вас двоих, но ради бога - перестаньте драться;
- Серо-черный: Я вас обоих ненавижу, но не хочу, чтоб вы оба сдохли;
- Черно-серый: Я ненавижу тебя, потому что ты не даешь мне их убить;
- Единый: Я люблю/ненавижу/доверяю/помогаю тебя(е).

@темы: Win, бть!, я и Распад, кролики, как котики

18:09 

Разрушение Сути. Сила 87, координация 57.
"Доктор видел себя совсем рядом, тянулся прикоснуться, погладить, но напротив было только зеркало. Близко, мучительно близко отражались его ладони. Отражался он сам, касающийся себя же.
Зеркалу казалось, что оно расслаивается от неловких поглаживаний Доктора. Что он снимает с него слой за слоем, обнажает его основу, чтобы добраться до самого себя. Возле влажной ладони на зеркале хрупнула первая трещинка.
Доктор держал его за оправу, наклонившись к своему отражению близко-близко, почти чувствуя встречное дыхание. Рама неудобно врезалась в ладони, зеркало было слишком тяжелым, а волосы неприятно липли ко лбу.
Напротив Доктора тяжело дышало его отражение."

@темы: Win, бть!, я и Распад

00:20 

Разрушение Сути. Сила 87, координация 57.
Седьмая национальная армия идет, идет, покачиваясь, словно бесконечная раковая змея, поражающая клетки головного мозга, проползая сквозь них и напоследок задевая хвостом внутренности черепа, смешивая все в грязно-серую кашу. Если бы у неё оставался выбор - она вытекла бы из глазниц и носа. Она бы вытекла из ушей, на которых аккуратно покачиваются звезды сережек. Седьмая национальная армия идет, протягивая руки к людям, скалясь им в лица, целуясь по подъездам и не выкручивая лампочек. Она не боится монстров под кроватью, заглядывает в темные провалы шкафов и тянет на себя все ужасы из них. Она готова поклониться всем богам, принести чаши вина Дионису, разложить неугасимый огонь из ветвей дуба для Перуна, поставить на алтарь серебряную кошку или убивать бабочек и колибри.
- Для восприятия тягот жизни не требуется ничего кроме зажигалки, - говорит она в замерзшие уши по вечерам и смеется. На её столах бесконечные ряды чашек, покачивающихся от малейшего движения, покрытых на донышке кофейными разводами или чаинками, или засохшим супом из пакетиков за восемь рублей.
У седьмой национальной армии линии жизни на руках стерты, заменены на царапины с коленок, вытянуты венами под кожей, спрятаны, зашифрованы, уничтожены. Скажи еще восемь тысяч слов, скажи, что ты больше никогда не будешь так, скажи, что ты раскаиваешься - и эти линии жизни расцветут на твоих руках, оставят метку грязной гуашью из нижнего ящика тумбочки. И посмотрев на неё, любой человек скажет: "Седьмая национальная армия идет, идет, покачиваясь..."
На зрачках, вечно расширенных до размера игольной головки, написано послание потомкам, такое же, как и на ладонях, раскрашенных гуашью и пятнами жизни. Оно говорит: "Тебе некуда деться, оставь меня, поставь чайник на плиту, напиши про меня, напиши, напиши".
Седьмая национальная армия покачивается возле стен в подворотнях, выжигая дыру в бутылке и отламывая грязные куски штукатурки.
Седьмая национальная армия хочет шоколада, и чтобы включили горячую воду, или привели домой дракона и поселили его под ванной - пусть нагревает воду, зажигает вечером лампочки в подъездах и дает прикурить.
Седьмая национальная армия.
Она идет.

@темы: я и Распад

13:26 

Разрушение Сути. Сила 87, координация 57.
Zagreus sits inside your head.


Мне страшно засыпать. Не спать, не закрывать глаза, а именно засыпать, постепенно проваливаясь куда-то в глубины черт знает чего, раскрашенного словно праздничный торт, и даже воткнуты свечи - в зрачки или в буквы на глазури.
Никогда еще тишина не была столь живой. Словно ты едешь в лифте в наушниках и внезапно лифт останавливается. И ты сидишь там часы - или годы? - и кричишь поначалу, стучишь, пытаясь сломать стены, словно картонную упаковку подарка, в роли которого выступаешь ты сам. Но тишина терпелива. Она обволакивает окружающий мир постепенно, тихо скрежещет трубами над твоей головой, капает на крышу лифтовой кабины, трется соседской кошкой о двери. И ты в какой-то момент тоже замолкаешь, ожидающе вслушиваясь, словно сейчас все выпрыгнут из углов и из-под диванов с криками "С днем рождения!", "Поздравляем!" и закидают тебя серпантином.
Этого не случается.
Эта поездка в лифте похожа на засыпание. Медленное. одинокое и мучительное, проталкивающееся сквозь вены и кости.
Моя соседка до сих пор не появилась, и мне страшно спать.
Подними меня, подними, выше и выше. Я слишком мал ростом, чтобы дотянуться до кнопок лифта и нажать "стоп".

@темы: я и Распад

14:30 

Разрушение Сути. Сила 87, координация 57.
- У меня дежавю, - заканчивая подчеркивать причины поражения белых, сказал Мастер Кощею.
- У меня тоже, - подозрительно покосился он на наполовину сделанную схему. - Года три назад ты мне ничего про это не рассказывал?
- У Троицкого?
- Йеп! - уровень ахуя за столом достиг высот Галлифрея и канул в его атмосферу.
- Тайми-вайми, - согласились Мастер и Кощей.
Оставалось дописать еще четыре параграфа.

***

Когда мне позвонил Джек, я пил кофе и раздумывал, считается ли сгущенка завтраком.
- У меня осталось двадцать рублей на счете, а еще я приезжаю двадцать девятого в Питер, - то ли радостно, то ли вдумчиво сообщил мне Джек.
Я задумался и пролил сгущенку на пледик.
- А я двадцать седьмого в Череповец, - размазывая сгущенку, доверительно сказал я. Теперь призадумался Джек.

***

- Давай украшать елку, - угрожающе размахивая мишурой, заявила мне девочка с этажа.
- Давай, - согласился я, боясь, что иначе она засунет мне эту мишуру в рот и прокрутит. Дважды.

***

Когда я начал собирать сумку, я сел попой в парадных брюках на сгущенку. Брюки огорчились и отказались с ней расставаться. Теперь они не только пахнут водкой, но и хорошенько извалялись в сгущенке.

@темы: Win, бть!, я и Распад, кролики, как котики

16:26 

Разрушение Сути. Сила 87, координация 57.
Я прихожу в Найт Вейл. И кланяюсь, опускаю глаза, ведь смотреть - только в пол, а жить - с оглядкой.

@темы: я и Распад

01:23 

Разрушение Сути. Сила 87, координация 57.
изображение

@темы: я и Распад

00:35 

Разрушение Сути. Сила 87, координация 57.
На кухне можно курить только в окно и только в теплой безрукавке. И курить нужно быстро, рассказывая про замерзшие квадраты льда, из которых дети сделали каток. Когда докуришь, нужно забрать плед, обняв со спины и кусаться. Потому что очень холодно курить в окно на кухне. Очень холодно и тихо.

***

- Убей кота, - говорит Джек и тянет руки, вытягивает все свои косточки, обнимая за шею. Джек костистый и резкий, он царапает углами костей, выпирающих, словно длинные спинки жуков под кожей.
- Убью кота, убью, - отвечает Макс, наклоняясь и кусая в хрящи и сухожилия, в кости, спрятанные на самом виду так, что хочется расковырять и посмотреть на них.

***

Не столь давно я решил покрасить стену. Она полосатая и смотрит на меня множеством глаз. Сначала я хотел нарисовать цветы и подписать каждый. Но потом стена посмотрела на меня десятками глаз, прикрыла часть из них, и я больше не смог спать в этой комнате.

***

Упадок одевается, как бездомный мальчик, красит ногти, капая лаком на плед, а потом курит на балконе, кутаясь в бесчисленные одежки.

***

Прослушал наконец-то "Последнее Испытание" до конца. Очень странно. Потому что теперь я пою "Кошмары" в курилке универа, стреляя сигареты.

***

Осторожно дети, идет циклон.
Осторожно дети.

@темы: кролики, как котики, я и Распад

19:13 

Разрушение Сути. Сила 87, координация 57.
Что мы можем сказать глядя на современное общество? На современную молодежь от шестнадцати до двадцати лет? Каждый день мы видим сотни, тысячи молодых людей, спешащих домой, на учебу или просто тусующихся на улицах с друзьями или без них. Они являют собой то, что мы называем молодым поколением, то, что принесет нам будущее. Но каким будет оно? Покачивающимся по подъездам и решающим все проблемы с помощью буквально двух слов, одно из которых "идите", а другое я не могу напечатать по причинам культуры и цензуры. Или же оно будет по-хипстерски немейнстримным, но тем не менее выглядящим так, словно вот-вот сошло со страниц журналов шестидесятых годов двадцатого столетия. А черт знает, каким оно будет. Но никто не может отрицать того, что это будущее именно за ними, за молодыми людьми, которые учатся жить прямо сейчас, которые влюбляются и ходят на пары, посещают кинотеатры и чужие кухни, на которых пьют теплое вино из стаканов, рассказывая про не открытые пока просторы вселенной, про смысл жизни и подобное, что приходит в головы людей либо бесстыдно молодых, либо пожилых настолько, что их мудрость проступает сединой и блеклостью глаз.
Все вокруг регламентировано и подчинено определенным правилам, против которых молодежь всегда протестует — на то она и молодежь. Не вышла она еще из возраста, в котором достаточно закрыть глаза, чтобы все чудовища под кроватью исчезли, только потому что то, чего ты не видишь — не существует. А если все-таки они открывают глаза, то чудовища предпочитают исчезнуть сами. Потому что в этих глазах они видят то, что заставляет содрогаться империи и рушиться миры.
Будущее, сокрушающее во всей своей беззащитности и наивности. Молодые Боги, свергающие Старых, ведь у них есть молодая бесшабашность, позволяющая сказать: "Хэй, а поехали на другой конец света через полтора часа? А давай выучим все языки вселенной за неделю? И у нас еще останется время, чтобы построить воздушные замки, которые никогда еще не существовали". И на все это — всего лишь нужно полтора часа, неделя или вечность, которая способна уложиться даже в те часы, пока они едут в автобусе до ближайшей остановки, ведь впереди еще чертова прорва времени, и все возможно.
Посмотрите на нашу молодежь. Вы видите ее каждый день. Сотни, тысячи людей, идущих куда-то, где будет их собственный мир, в котором будут и работа, и воздушные замки, и драконы под ванной, и все то, что они смогут придумать за те десять-пятнадцать лет, пока молодость не сказала им: "Давай остановимся?"
Но еще так долго до этого момента.
Поэтому все моря — по колено.
Все облака на вкус, как сахарная вата.
А в траву можно упасть и падая, увидеть небо, наполненное всей той дурацкой вселенной, которая твердит и нашептывает в уши: "Все получится, мой юный бог. Все получится".

@темы: кролики, как котики, Win, бть!

03:53 

Разрушение Сути. Сила 87, координация 57.
Через одиннадцать раз я предложу тебе встречаться, но ты откажешься, ты ведь не выжил из ума, потому что если бы было что-то менее постоянное, чем тетранейроны - это было бы солнце, или люди, или что-то такое же дурацкое и пропитанное мерзостью, словно сладким кремом, забивающим ноздри, когда тебя с размаху макают в торт головой, и ты падаешь туда, потому что доверяешь тем, кто это делает, но ведь нет, ведь зря это происходит, зря ты так соглашаешься, и твое горло уже наполнено сладким и вязким, и мерзким, и ты молчишь, хрипишь, кричишь, ты просто пытаешься оставаться собой и через чертовы одиннадцать раз, когда вокруг что-то приторно сладкое до тошноты, вызывающей желание пройтись до ближайшего туалета, и вскрыть пальцы венами или ремни горлом, или сделать что-то еще более дурацкое, нежели переехать в Питер, найти рыжего кота и поджечь его ночью на газоне совсем недалеко от твоего дома, потому что это практически единственное, что остается, а кот был так похож на нечто теплое, что смешивают с кремом, добавляют в твою еду и закапывают ночью на газоне, тихо и пьяно смеясь от невыразимого счастья, ведь все, что ты можешь - это убить кота, поджечь его, пытаться укусить теплые спинки жуков под чужой кожей, предложить встречаться - но до этого еще одиннадцать раз, а значит почти вся вечность, весь мир под твоими ногами, Господи, прости меня, ибо я согрешил, и это единственное, что мне говорил Джесс, или Кей, или те пробежавшие по венам одиннадцать человек, сиганувшие туда, куда капает бесконечные масляные сосульки вселенной, той самой deep down universe, от которой мурашки по коже, холодок по позвоночнику и покалывает пальцы, словно после оргазма, потому что это настолько отвратительно, насколько вообще может быть неприятным что-то столь абстрактное, что никогда еще не существовало в том мире, в котором могут существовать мосты, и Ротонда на Гороховой, и шампанское из горлышка, и смешные свадебные фотографы, и подранный салатовый плед, и еще что-то, что когда-нибудь должно произойти - например слепота, или отпечатки ладоней на стене, или московские подворотни, или вся так бесконечная вселенная, в которой имеет значение лишь то, сколько кругов у тебя на плечах.
Так что поставь их в круг. Я хочу поиграть.

@темы: я и Распад

21:06 

Разрушение Сути. Сила 87, координация 57.
Длинными полосами белой плесени покройся со мной, заройся поглубже в песок и откинься в нем, лениво шевеля чем-то верхним, белым и ярким так, что взглянешь на него с открытыми глазами - и выжжет их, унесет далеко, за края вселенной, живущей в глубине зрачков, прячущейся на ничтожной глубине тату-машины и медленно покрывающейся теми же белыми полосами, что цветут из твоих внутренностей. Скажи мне, когда мы расцветем белым все? Хлопьями белого дыма, растекающегося из бутылок и плескающегося у наших ног, обутых в стоптанные ботинки еще наших отцов, умирающих или умеревших уже. Расцветем, расцветем, раздвинем рамки наших микрокосмов, словно раздвигая учащенный пульс где-то возле легких. Цветы эти прорастут между сердцем и печенью, сожрут мир вокруг, даваясь и подвывая, голодно вытягивая острые мокрые носы. И будут повсюду оставаться белые-белые пятна расползающейся плесени. Нам будет весело и сухо во рту, словно набитом песком и травой, мы будет обниматься и падать в коридорах на спину, но никогда не умрем, чтоб ы мы не делали, а потом мы упадем куда-нибудь еще и разобьемся плесенью, заляпаем чистые и красивые лица вокруг, разольемся чудо-солнышками, сжигающими Живущего - три миллиарда, три миллиарда, три миллиарда.
И Смерть будет добра к нам - плесени где-то возле шеи.

@темы: я и Распад, кролики, как котики

00:08 

Разрушение Сути. Сила 87, координация 57.
— Это нехорошее место, - говорит миссис Ди, потирая свои извечные белые перчатки.
Мы с классом стоим вокруг нее, Алиса и Джек прижались к юбке и смотрит чуть исподлобья. Я держу за руку Улле и думаю что миссис Ди ела на завтрак. На холме постоянный ветер и здесь пахнет бензином и гамбургерами. И тем, и другим от города вдалеке. На нос Алисы садится мошкара, она щурится и смахивает её, словно движущиеся веснушки.
Солнце взошло окончательно.

@темы: кролики, как котики, отрывки Кевина

01:57 

Разрушение Сути. Сила 87, координация 57.
На столы расставляют свечи и улыбаются, забирая полные пепельницы. У Куро резкие движения и хищная улыбка. Но когда он поворачивается к тебе и говорит, припорашивая свои слова пудрой смазанных движений, ты забываешь, что уже половина двенадцатого, и где-то под твоими ногами гремит последний поезд метро. Потому что Куро улыбается, откладывая сигарету.
— Пойдем в карлушу наконец-то?
— Я остаюсь здесь. А то вы уйдете, я уйду, а Куро такой хнык-хнык и перережет весь персонал.
Джек хохочет, по-прежнему сидя с планшетом в руках, на голове Саши фуражка, а вокруг уже погасили свет, и все смеются, блестя зубами в свете свечей.
Куро сворачивает наушники, пересаживаясь на стул. Телефон в его руках светится белым, и на лице Куро видны только темные провалы глаз и улыбка. На столе расплывается липкая лужица чая.

@темы: кролики, как котики, отрывки Кевина

04:00 

Разрушение Сути. Сила 87, координация 57.
В какую-то секунду остаются лишь сигарета в руках Джека и руки Саши. Из наушников, лежащих на диване слышится Дискотека Авария, рассказывающая про life is digital. Мир останавливается с отчаяньем Джека, бьющимся как граненые стаканы в поезде, ударяясь о зрачки, и раз, два, три — словно заклинание мага-недоучки.
Облаком ложатся руки Куро на его лицо, закрывая от неловкости момента, остановившегося на пике своей нелепости.
Саша смеется и выпрямляется на стуле. И ни в коем случае не глядит на сигарету в руках Джека. В колонках включается музыка, и лица всех любопытно поворачиваются к источнику звука, смазывая ярость и туша сигарету в пепельнице.
Наушники запутываются под телом Джека на диване, Куро рассказывает Саше про перевал Дятлова. Мимо окон проезжают машины, рычащие и поющие. Уже почти утро.

@темы: кролики, как котики, отрывки Кевина

19:21 

Разрушение Сути. Сила 87, координация 57.
Все сидят в наушниках или телефонах, пишут в блокнотах, слушают далекие сводки новостей, которые уже никому не интересны. В зале темно и плавают клубы дыма, подсвечивающиеся тусклыми люстрами. Кто-то проливает пиво, кто-то рисует на салфетке профиль своей первой любви, которая была столь давно, что обросла множеством мелких деталей, но смазалась в целом, забылась и исчезла. На столах облетают прокуренными лепестками розы, дымятся сигареты и локти прилипают к сладкому дереву на столе.
— "Тета"-активность вызывается шаманами, бьющими в барабаны четыре раза в секуду, - говорит девушка с красиво подведенными глазами своей соседке, рыжеватой девочке с замашками лисицы. Та смеется, закидывая ногу на ногу.
— Чак Паланик? - хмурит она высокий лоб, продолжая улыбаться.
— Да, солнце мое, да.
Мимо пробегает официант, звякнув пепельницами на подносе. Джи пьет пиво, что-то записывая в блокноте. Девушки переходят на диван и переносят туда вещи. Все сильнее пахнет дымом.

@темы: отрывки Кевина, кролики, как котики

01:06 

Разрушение Сути. Сила 87, координация 57.
в моей крови плавают остатки наркотиков и целуют меня в шею, зарываясь губами под кожу, вгрызаясь в косточки и выгибаясь от безмерного удовольствия. прости меня, Лис зимой, которая пишет столь прекрасное, что у меня встает мой член, подергивается головкой и кончает почти сразу, я даже не успеваю войти в девушку, просто это так хорошо, когда апельсины подгнивают под моей кроватью, а психиатр прописывает мне одни таблетки за другими. понимаете?
это не шизофрения, я абсолютно нормален.
просто я рассказываю все себе самому и обнимаю свои плечи.
я рыдаю.
прости меня, Алиса. та кроличья нора оказалась слишком глубока.
мы мертвы.
мертвы.
мертвы.

13:48 

Разрушение Сути. Сила 87, координация 57.
Утром тепло сидеть на кухне, слегка расплываясь и обнимая ноутбук, чтобы было за что держаться в этом мире, потому что все остальное плывет и покачивается, так славно и так медленно, словно снег по утрам возле фонарей. На улице в аккуратном кругу зелени стоит такая же аккуратная елочка и светится, периодически помаргивая желтоватым светом, не таким как у фонарей, а меньше, теплее и уютнее.
Крысс отрывает у курицы ногу и роняет ее в тарелку, разбрызгивая липкие масляные пятна жира. Тихо, но чертовски надоедливо попискивает микроволновка.
— Шайтан-машину выключи, - отрываясь от ноутбука говорит Сэм, стряхивая пепел на стол. К столу прилипают не только локти, но и гребаное все. Так что если что-то ставится на стол, оно там и остается.
— Я похож на Иисуса, - задумчиво тянет руки к потолку Крысс. Рено смотрит следом, но кроме пятна воды ничего не находит, поэтому кивает и закуривает.
Крысс вытаскивает курицу из микроволновки и обжигается о тарелку, шипя и сдерживая невнятный матерок.
— Не быть тебе Иисусом, - смеется Сэм, роняя зажигалку.
— Тебе быть рыба-геем, - злорадно брызгает на него водой Крысс. Сэм трясет головой и фыркает.
На кухне тепло, Рено трогает батарею и довольно урчит — дали отопление. За окном светает и тихо посвистывает ветер.

@темы: отрывки Кевина

16:46 

Разрушение Сути. Сила 87, координация 57.
Здесь разбит стол и осколки валяются и похрустывают под ногами. Ходить здесь надо осторожно, задевая рогами низкие потолки и оскальзываясь на разлитом пиве. Упадка подташнивает и выбешивает практически все. Он пьет ром, глядя на танцпол со второго этажа. Остаются считанные минуты до разрушения абсолютно всего, что здесь есть. Распад приобнимает его за плечи и тяжко дышит, обдавая запахом крови и аклоголя.
Смерть берется за руки и спускается по лестнице. Мир распадается вокруг нее.
Три-два-раз.

***

На Диего надета меховая безрукавка Кевина, но вокруг все равно холодно. В крови остывает единственный алкоголь, разрешенный Стрекс — я люблю Стрекс.
Люблю.
Даже сильнее, чем Диего или Сесила.

@темы: я и Распад, отрывки Кевина

23:57 

Разрушение Сути. Сила 87, координация 57.
Я — бесконечная рыба мироздания. Я заморожена во льдах, все время тающих и нарастающих вновь с каждой секундой. Я открываю беззвучно губы, напрягаю голосовые связки и выдавливаю несколько пузырьков воздуха, спрятанных в жвачку со вкусом меда и красных яблок с плесенью. Когда-то давно я не могла сидеть на чужих диванах. Хотя бы потому, что тогда диванов не существовало. Сейчас я заморожена. И ничто не может мне помешать быть бесконечной рыбой мироздания, плывущей среди льдов.
Я — небольшая птичка смертности. Я лечу среди людских голов, прорываясь через человеческие тела, умирающие и рождающиеся. Есть только один миг, когда человек не умирает — тот момент, который все стремятся забыть или на самом деле не помнят. Момент, в который мне, маленькой птичке, нет хода. Я проношусь пулей сквозь сердца, даруя инфаркты и инсульты, падаю в легкие, печень и желудок, прорастая в них ядовитой плесенью раковых опухолей. Ничто не может помешать мне это делать — мне, небольшой птичке смертности.
Я — человек, у которого заморожены руки и плесень в легких.
Покажите мне Ад или Рай. И пусть в Раю будут леса и костры, на которых будут жарится кусочки курицы. И пусть в Аду будут вечные льды и снежные бури, под которыми раскидывают руки сотни человеческих ангелов, нарисованных еще в детстве на сугробах возле дома.
Пусть я умру.
Пусть.
Просто определите мне мой путь, просто сосчитайте мне до семи, рассказывая бесконечную сказку о бесконечной рыбке и небольшой птичке.
Пусть все будет хорошо.

@темы: я и Распад, отрывки Кевина

23:58 

Разрушение Сути. Сила 87, координация 57.
Вещи уже почти сложены в сумки, и все мечутся, пытаясь найти пропавшее синее полотенце, которое вот висело-висело, а потом исчезло. Куро переставляет стулья, роняя подушки с дивана. Джек ходит от стола к сумкам, паникуя и тщетно пытаясь уложить чертову бесконечность в две сумки и пакет, на котором улыбается совершенная девушка из рекламы обуви. Островком спокойствия смотрится Саша, сидящий на центральном диване.

***

Все здесь, все собрано. Остается еще два с четвертью часа до конца мира. Готовы ли вы? Живы ли вы?
Сосчитайте сумки, переберите вещи, нарисуйте план маршрута.
И никогда не возвращайтесь.

@темы: Win, бть!, я и Распад, кролики, как котики

Рыбки в моей голове.

главная